zagranitsa.com
Назад
Пишет блогер
Aglaya Shulzhenko

Вечность во временное пользование или как полетать над сегодняшним Парижем.

21 июля 2017 0 2474

Какие-то сластёны построили Париж: им было мало наслаждаться гастрономическими шедеврами французской кухни, — им ещё хотелось смаковать и пожирать глазами многоэтажные торты белых и кремовых домов, прослоённые чёрным маком балконов, и вот уже в этом пиршестве участвуюти ароматы: все пудры — и модные в этом сезоне, и сахарные,и миндальные! И все мастики — и для паркетов, и для скрипок!Все духи — женские и мужские, подъездов и тротуаров! А главное — дым сигарет, пар над кофе и остывание свежей выпечки...Немного бензинчику, острая нота железной дороги с городских вокзалов, облачко райских кущ из парфюмерных магазинов, капля собачьего дерьма и местного снобизма, и ни с чем не сравнимый томящий запах топящихся дровами каминов...


Сегодня мне хочется вам рассказать о том, что в издательстве Livebook вышел роман про Париж "Вечность во временное пользование" авторства Инны Шульженко. В этой книге есть любовь, одиночество, секснаркотикирокнрол, смерть, много вкусной еды и вина, русские эмигранты разных времен, английский цветочник в бархатном фраке, успешный художник и длинношеяя красотка, ловящая ночью рыбу в море, студенческие крошечные квартирки с бокалами вина и музыкой, пикники с фарфором и цветами, четверка диких неразлучных подруг, прекрасные девочки, танцующие на балкончике в закатном солнце и волшебная Карусель, которая может перенести тебя в любой момент прошлого...

Каждые несколько дней мы, в обнимку со старой таксой, приходили слушать новые и новые отрывки текста. За окном был то дождь, то вечерний уличный гул кафе, то утренний сонный бег вприпрыжку опаздывающих в школу детей, то перекрики консьержей от дома к дому, то воскресная тишина  весь этот парижский шум не был помехой, но каждый раз  идеальным сопровождением к читаемым словам. А в итоге дуэт города и автора закончился этой книгой. 
Я могу рассказывать про это текст вечно, но лучше сбегайте в книжный магазин за вашим экземпляром, налейте себе стаканчик чего-нибудь любимого, залезьте с ногами на диван и влюбитесь в героев и их истории, как это сделала я ❤️
А потом обязательно расскажите!

«Удивительное дело! Роман так хорошо написан, как теперь не принято. Даже и забыли, что среди прочих достоинств литературы, кроме актуальности, занимательности, остросюжетности и доходчивости, существуют такие из моды вышедшие качества как виртуозность письма, изящество построения, элегантность высказывания».  
Людмила Улицкая 

«У Инны Шульженко получился очень парижский роман, в котором она еще раз подтвердила знакомую истину: нет на свете города, который бы обладал большей властью над душой русского писателя, чем Париж. Её Париж будничный, серый, опасный, трагичный. Но здесь по-прежнему, если верить автору, стоит жить, любить и умереть». 
Сергей Николаевич, главный редактор журнала "СНОБ"

Вот вам небольшие выдержки из текста с моими фотографиями  порадуйтесь красоте. 


Париж — идеальное место для любви, для любых её проявлений, в том числе и для любви ушедшей. Счастливую любовь здесь распаляет всё: город продуман и поддерживает свою репутацию главного любовника в мире. Буржуазную любовь поддержат лавочки в регулярных парках и интерьерные лавки, трагическая найдёт себя на ночных вокзалах и мостах, богемная и спрашивать не будет, где её место: она пристроится везде — всем видам любви найдётся место и время под крышами Парижа! 


Марин с неиссякающим ощущением происходящего с ней чуда обвела глазами комнатку, которую ей выделила тётя Аня. В Париже бывают очень странные жилища. Например, у тёти была небольшая квартира в две комнаты на втором этаже и вот эта студия под крышей! Раньше она сдавала её чужим студентам, а теперь поселила свою собственную.

Поверить в это счастье Марин не могла: её окно смотрело на отражающие текущий цвет неба серые крыши, из-за множества рядами выведенных терракотовых каминных труб они делали город похожим на гигантскую зимнюю оранжерею до горизонта с расставленными повсюду глиняными горшками. Когда жильцы топили камины, в тёмное зимнее небо, как смутные белые деревья, росли и ветвились дымы. Перепады рельефа, обзор во всю ширь, разные высоты плотно стоящих зданий, фасады и торцы, а значит, окна и балконы, террасы и сады на крышах, люди и лампы в этих окнах и в этих садах! — всё это она могла без устали разглядывать и запоминать, было бы время любоваться.


Крыши: розовеют на восходе и закате, зеркально и светло поблёскивают под дневным дождём и отливают струящейся безмятежной синевой в солнечные дни. Узкие улицы с отвесными стенами стройных домов больше всего напоминают огромную библиотеку с плотно прижатыми друг к другу томами зданий.


Он огляделся: в свои права вступало тепло, и Париж, как огромный сад с людьми вместо пчёл, гудел их голосами; человеческие пчёлы собирали нектар лета в солнечных пятнах на тротуарах и стенах домов, в прыгающих тенях листьев на цветных столиках кафе, жмурились на лавочках и в раскрытых окнах автомобилей. Нестерпимо захотелось на природу, и Дада вильнул в распахнутые, как нарядная обложка в детскую книжку, ворота парка Монсо. Был субботний полдень, и множество детей в сопровождении родителей — и даже целых семей — важно предавались развлечениям: к карусели тянулась нарядная очередь, на крепко пахнущих пони, караваном вышагивавших по центральной широкой аллее, восседали всадники и всадницы в маленьких защитных шлемах, носились за мячиками собаки, папы играли с дочками в волейбол и в резиночку, с сыновьями — в бадминтон и футбол. Повсюду на газонах сидели и валялись на свежей, отчаянно зелёной молодой травке, поодиночке и компаниями, неисчислимые посетители.


Так уж заведено в Париже: как только начинает человек жить в каком-то районе, так и становится его патриотом. И уже, глядишь, обычно невозмутимый сдержанный парижанин, а вполне готов спорить с жителями соседнего района о преимуществах своего! Частенько не отдавая себе отчёта в том, что и пререкаются-то они просто вот на границе между их аррондисманами, и граница эта чаще всего — не испортившаяся за годы знакомства булочная-кондитерская, старинный сквер или субботний рынок.







Бесконечная узкая улица спит, все окна погашены, только на первых этажах с ещё тёмными витринами в глубине начинаются труды: одуряющий слаще морфия запах теста и горше опиума запах кофе, пекут и варят эти болеутоляющие человеколюбивые и жалостливые парижские кондитеры, предуготовляют дороги новому дню, новой мне, делают прохожих на пирожное счастливее, создают ежедневные коды и островки для людской передышки... О, сколько историй могла бы рассказать каждая крошечная чашка эспрессо, возьмись кто-то записать их! Да-да, сколько губ приникали к ним, как к уху, сколько вздохов, полных жалоб и надежд, они вместили, эти чашечки для самого дешёвого кофе. 


Все, отрывки закончились, увы. Зато здесь можно найти все адреса книжных. Также на этой неделе появится электронная версия, так что следите за обновлениями в моем instagram :) 

Лето  это ли не время для чтения книг, а тем более   книг про любовь? Я вам даже немного завидую, ведь вы будете в первый раз знакомиться со всеми персонажами, городом, историями... 

Хорошего чтения!

Ваша Глаша. 




НАПЕЧАТАТЬ

Смотрите также:

Комментарии

c
Гость
Еще 0 ответов комментарии